Logo perviiraz.ruЕжи



Девочки для битья


По данным НИИ МВД России, насилие в той или иной форме наблюдается в каждой четвертой семье. 81,6% преступлений в семьях совершается мужьями. Основные мотивы: 46% преступников хотели таким образом утвердить свой авторитет, 65,7% – вымещали на женах обиды от различных неудач, 21% преступлений мотивировался ревностью, 22% – аморальным поведением потерпевшей. Как говорят правоведы, мы имеем дело с «теневой преступностью» – закон вторгается в интимные отношения крайне неохотно: сами, дескать, разберутся. Вот и разбираются.

Убивают и жены. Однако вот красноречивая цифра: девять из десяти поднимают руку на возлюбленных по причине все того же систематического насилия со стороны мужчины. Несколько лет назад московские защитники женщин от семейного насилия провели эксперимент: предложили мужчинам тоже звонить на «горячую линию». Любопытно, что откликнулись преимущественно сами «агрессоры». В результате этих бесед психологи выявили закономерность: мужчин, способных признать, что зло исходит от них, и готовых эту несправедливость исправить, – нет. По статистике, хоть раз в жизни муж поднимает на жену руку чуть ли не в каждой российской семье. По самой что ни на есть банальной причине – потребности доказать, кто в доме хозяин. И поводом для доказательства может стать любой пустяк.

«Был даже такой случай, когда муж сломал жене челюсть за то, что яичница, поданная на стол, оказалась белого цвета, – рассказывает координатор Российской ассоциации кризисных центров для женщин, психолог Александра Карева. – Накрыла она сковороду крышкой, желток и побелел. В другой семье муж выбил жене зуб и рассек бровь за успевший остыть к его приходу суп. Хорошо, эти две женщины знали номер телефона «горячей линии» и позвонили, не откладывая до следующего инцидента. Там их выслушали, оказали психологическую поддержку, разработали план личной безопасности...»

Большинство обратившихся к телефону доверия женщин доведены до такой степени отчаяния, что не могут самостоятельно найти выход из сложившейся ситуации.

В московском кризисном центре «АННА» («Ассоциация Нет НАсилию») им помогают понять, как дальше себя вести с мужем-драчуном. Рекомендуют, например, на тот случай, если муж из ревности запрет жену дома, передать запасные ключи родственникам, предупредить соседей, чтобы при сильном шуме в квартире вызвали милицию. Но в России такой шаг связан с большими проблемами, женщинам нужно приготовиться к изнурительной борьбе.

Мужья откупаются от представителей власти, нередко стражи порядка сами не исполняют своих должностных обязанностей, считая домашнее насилие не слишком серьезным преступлением. Известны случаи, когда сотрудники милиции предлагали женщинам вместо заведения уголовного дела забрать мужей-дебоширов и в отделении избить.

Статьи об избиении, угрозе убийства и «просто» словесных оскорблениях в нашем Уголовном кодексе, конечно, есть, но чтобы реально заставить их работать, от женщин требуется серьезная решимость.

«Консультанты на телефоне доверия предоставляют всю информацию, которая может понадобиться, – говорит Александра Карева. – Полное досье о юридической, медицинской, социальной помощи. В любой момент – совершенно бесплатно – предлагают воспользоваться и специалистами центра «АННА». В нем ведут индивидуальное консультирование психологи, в одной из московских консультаций принимают юристы, прошедшие специальные тренинги. Есть и социальный работник, готовый не только сопровождать женщину в суд, но и выступить в роли общественного защитника. Все сотрудники «АННЫ» – волонтеры. Одни сами подвергались домашнему насилию, другие помогают из сострадания, понимая, в каком вакууме находится женщина, попавшая в беду. Но решение, как дальше жить, женщина принимает сама…»

Сегодня случаи жестоких избиений женщин в России настолько часты, что специалисты называют их уже «рядовыми». Недавно сотрудников центра потряс случай с молодой пианисткой, которой муж в припадке ревности переломал все пальцы. Суд квалифицировал его деяние как легкое телесное повреждение и наказал условно. Для самой пострадавшей это означало конец карьеры. Она была на грани самоубийства.

В особую категорию жертв домашнего насилия сотрудники кризисного центра выделяют жен милиционеров. Удары профессионально наносятся по самым болезненным местам, следов при этом не оставляя. Попробуй докажи потом факт насилия. Собственно, и доказывать некому. У мужа везде «свои».

Один из таких стражей порядка, приходя домой из своего ОВД, первым делом звонил на работу: «Слушай, я дома. Если моя дура звонить будет, жаловаться, я все сам решу».

Жена другого офицера милиции высокого ранга терпела насилие мужа в течение пятнадцати лет. Он регулярно избивал ее, угрожал лишить прописки в Москве. Она обратилась в кризисный центр лишь после того, как муж сломал ей два ребра.

Точной официальной статистики по домашнему насилию не существует. Но, по приблизительным данным Российской ассоциации кризисных центров (РАСК), источником насилия над женщиной в 50% случаев является муж, в 17% – бывший супруг, около 3% пострадавших – матери, к которым насилие применяют взрослые дети. Истинные масштабы насилия на бытовой почве определить проблематично, в первую очередь потому, что не каждая пострадавшая готова признать себя жертвой: стыд перевешивает боль. Те же, кто идут на это, – на пределе.

Впрочем, неверно утверждать, что даже в подобном приблизительном масштабе это чисто российская проблема. Но разница в том, что за рубежом защита женщин от семейного насилия – политика государства, в полицейских участках там существуют специальные отделы, занимающиеся исключительно этой проблемой, в судах работают судьи, прошедшие образовательные тренинги, действует закон о «Предотвращении насилия в семье». Не говоря о развитой сети психологической, социальной и юридической помощи. Весь комплекс услуг, необходимый в случае домашнего насилия, сосредоточен в одном месте – кризисных центрах или убежищах.

Ценность убежищ еще и в том, что, помимо консультаций, они дают жертве возможность пережидать опасность столько, сколько потребуется. И совершенно бесплатно, благодаря поддержке федерального правительства, городской администрации, различных благотворительных фондов. Права человека там защищаются государством, поэтому найти управу на мужей-обидчиков не составляет труда. Законодательство даже предлагает им альтернативу наказания: или тюремное заключение, или годичное посещение психотерапевтических групп, жестко контролируемых полицией. Мера эффективнейшая, дает 100% осознания мужьями своей вины.

Почувствовать себя в безопасности женщине позволяет на Западе и охранный ордер, выдаваемый по решению суда. После чего провинившийся мужчина обязан воздерживаться от контактов с потерпевшей: не приближаться к ней и ее жилищу, не преследовать и не угрожать. В ордере также указано автоматическое отчисление алиментов на содержание материально зависимых членов семьи. В случае нарушения любого из пунктов перед мужчиной широко распахиваются двери тюрьмы... Россиянкам, к сожалению, до такого отношения к себе государства надо еще дожить. На сегодняшний день в нашей стране действует не больше десятка муниципальных убежищ для жертв семейного насилия и одно общественное – в Петрозаводске. На всю Москву вместе с областью лишь одно убежище, в Химкинском районе. Развод остается у нас единственным средством спасения от горячих рук.



« вернуться


При использовании материалов сайта, пожалуйста, не забывайте ставить гиперссылку на perviiraz.ru
По вопросам сотрудничества обращайтесь по адресу perviiraz_ru@gmail.com